Размер шрифта
Цветовая схема
Обычная версия сайта
Фермер-саксофонист и его тюльпаны

Фермер-саксофонист и его тюльпаны

 

Светлана: Добрый день дорогие слушатели! Мы начинаем наш подкаст, посвященный сельским предпринимателям Архангельской области. И сегодня у нас в гостях Николай Касумович Саидов, фермер из Устьянского района, из поселка Октябрьский, который известен еще как фермер-саксофонист. Так, Николай Касумович?

Николай Касумович: Ну да

С: И вы играете на саксофоне огурцам?

НК: Я просто репетирую в теплице, есть возможность репетировать. Поэтому, когда выдается свободная минутка, можно и сыграть хорошо и красиво. Ну, в принципе, это интересно! Растения растут хорошо: и цветы, и огурцы, томаты-помидоры

С: Вы это заметили прямо?

НК: Ну да, я вижу, что они откликаются

С: И какую музыку они больше всего любят?

НК: Я играю блюзы, ну томаты, огурцы тоже любят блюз. Луку можно «Мурочку» сыграть хорошую

С: Шансон.

НК: Ну да, он прекрасно себя чувствует. В принципе, на все растения благотворно влияет музыка, даже клубная музыка хорошо влияет на растения. Я знаю, что в животноводстве тоже: Бах, Бетховен, Моцарт

С: Николай Касумович, как давно вы начали заниматься фермерством и что именно Вы

НК: Я давно таким делом занимаюсь. Сначала закончил Вельский сельскохозяйственный техникум, потом после армии закончил Ленинградский сельскохозяйственный институт. В должности ученый-агроном работал в совхозах, в том числе в совхозе «Устьянский» и других. Затем, как раз перед Перестройкой, я начал работать в институте микробиологии, занимался биопрепаратами. Лаборатория у меня уже была.

С: Я чувствую, вы такой хорошо подготовленный фермер с точки зрения науки

НК: Ну да, я уже знал это все. Большой опыт, больше 20 лет работаю по агрономической части. Потом уже ездил на юга, туда агрономом меня приглашали. Южные культуры знаю, мне все это близко. Но когда сельское хозяйство, в общем-то, все пропало, рухнуло, все поля заросли, мое хобби, музыка, стало профессией, я уже работал в ресторанах: пел и играл. По прошествии некоторого времени сейчас на сельское хозяйство вновь Минсельхоз начинает обращать внимание,  поднимают сельское хозяйство. Поэтому мы решили… точнее, меня Николай Александрович Харинов позвал. Сказал: «Хочу делать теплицы, хочу выращивать клубнику. Это очень интересная тема».

С: Уточните, Николай Александрович Харинов– это кто?

НК: Это бывший директор совхоза «Костылевский», стаж 40 лет. Огромный стаж у него работы в этом направлении. Сейчас он занимается нашим знаменитым «Малодорским» пивом, плюс  у него рыбное хозяйство.

А с теплицей не получилось тогда, нам не дали грант, он и отошел от дела. А я подал снова грант, вот получил.

С: Грант Министерства сельского хозяйства Архангельской области?

НК: Да, и у же четвертый год теплица стоит, развивается

С: Николай Касумович, а что все-таки вы выращиваете? Какова гамма продукции?

НК: Гамма продукции? В основном  я занимаюсь овощеводством закрытого грунта по малообъемной технологии. Стажировался я и в Сыктывкаре и Вологде. Это томаты, огурцы, перцы, лук, - это основные культуры. В прошлом году выращивали тюльпаны. Кстати, очень хорошо пошли. Петуньи, цветы домашние. Хорошо все это разбирается, идет. В общее-то люди относятся к этому неплохо, потому что продукция без химии, натуральная, высоко ценится. Вкусная: запах огурца – так огурца, томата – так томата. Это все чувствуется, и люди охотно разбирают ее, особенно весной. У меня ведь зимние теплицы, круглогодичные. Вот огурцы пошли с 19 марта, а томаты с 1 мая. То есть это ранняя продукция, когда ни у кого ничего нету, поэтому все хорошо разбирается. Но вот сейчас, летом, (а  я все-таки живу в сельской местности) у всех все появилось. И у меня появились проблемы с реализацией: упала цена на огурцы и все остальное. Появился второй вариант – заготовки.

С: Консервация?

НК:  Да

С: Тоже интересно 

НК: И малина сушеная и Иван-Чай. Все эти технологии можно продвигать. У меня сейчас потеряна связь с городом. Мне хочется в город поставлять продукцию, чтобы знали, что мы производим чистую, качественную продукцию.

У нас не хватает связи города с деревней. Раньше по плану все было: поставить в Архангельск столько-то тонн, например, картошки, капусты. Мы это поставляли и все. А сейчас все самому это надо делать, надо искать. Как бы соединить дорогу от поля до прилавка, это не всегда получается. И продукция залеживается, не знаешь, кому ее реализовать просто.

С: А горожане страдают, хотят приобрести свежую продукцию. И насколько я знаю, всегда отдают предпочтение продукции, выросшей здесь, на территории Архангельской области. Поэтому надо найти этот путь!

НК: Надо логистику определить, поставки. Многие на селе не знают, куда девать продукцию. Я не знаю. У нас в Березнике фермер: «У меня картошки столько. Я ее сдаю. Но у меня ее столько!». И очень многие люди не знают, куда это сдать выращенное: чистое, качественное, хорошее. И они пытаются выращивать сортовую картошку: Невский, Любава, еще какие-то. То есть они ищут сорта, которые хорошо бы росли, хранились. Но не знают, куда реализовать свою продукцию.

С: Я так понимаю, что труд фермера такой многодельный, тяжелый и, наверняка, у вас есть помощники. Есть даже, наверное, наемные работники. Сколько человек работает с вами?

НК: Сейчас вот пока один человек. У меня теплица небольшая, но официально трудоустроен один человек. И наёмных рабочих приходится брать

С: Сезонных?

НК: Да, сезонных. С этим тоже есть всякие проблемы, но решаем. А вот с поставкой… Думаю, надо объединятся. Сейчас кооперативы снова  модны. Взять 5 человек, даже необязательно с Устьянского района или даже из Архангельской области. Это может быть везде: кто-то занимается доставкой, кто-то организацией. Это все интересно, но кто займется? ... Минсельхоз тоже это продвигает. Но пока это сложно. Многие поля зарастают, и хочется что-то сделать. Очень много идей у фермеров!

С: Вообще считается, что выращивание сельхозпродукции в Архангельской области - это рискованное дело, да?

НК:  Ну это да. Считается, что это зона рискованного земледелия. Но наш продукт очень ценят на юге. В  Осетии говорят: «Мы готовы купить вашу продукцию, картофель, ну в очень больших объемах, потому что очень хорошего качества». Молоко, молочная продукция хорошие, потому что  у нас много заливных лугов – это хорошо! Овощам досветку весной, может быть, сделать, немножко утеплить. Это реально все. Я тюльпаны выращивал. Ну тюльпаны просто красота были, просто красота. Люди говорят, они хрустят у тебя, буквально, хрустят! Стоят – три недели!  Вот привозят их из Голландии, там они чем-то их обрабатывают. Продавцы цветов говорят, все руки болят от этой обработки. Ну наши тюльпаны – просто сказка!

С:  У меня такой вопрос: иногда жалуются, что местные жители,  не очень радостно реагируют на то, что кто-то открывает свое производство, кто-то начинает зарабатывать

НК: Нет, для меня это новость!  Все очень хорошо поддержали! Очень помогают предприниматели. Я я вот честно скажу: они дали мне три года: дали бесплатно отопление, воду. Плачу только за свет. Благодаря им теплица выжила. 

С:  Вы можете их поблагодарить, назвать их имена

НК: Анатолий Соболев и Николай Пунанов. Это просто меценаты, они помогли, потому что без тепла теплица не могла бы жить

С: Вот вы говорили еще добрые слова в адрес министерства сельского хозяйства. Если можно ответить на этот вопрос: какая сумма вам понадобилась, чтобы начать дело?

НК: Грант полтора миллиона

С: Полтора миллиона именно на строительство теплицы?

НК:  Да, на строительство теплицы  закрытого грунта

С: Сложно было готовить пакет документов для участия в конкурсе?

НК: Николай Александрович Харинов очень помог в этом деле. Для того, чтобы начать это дело, нам пришлось объехать многие тепличные комбинаты страны. Он просто хотел посмотреть, где растет клубника, как все это сделать в закрытом грунте. И мы с ним поехали в Вологду. Там всю технологию нам показали-рассказали. Потом мы поехали в Иваново, там клубника, тепличный комбинат. Потом поехали мы в Курск. Стажировался я в Сыктывкарском тепличном комбинате.

С:  Клубнику вы тоже выращиваете?

НК: Первый год только. Потом отошел от нее: нужно было всю теплицу переводить на клубнику. Идея, в принципе, неплохая, никаких овощей, чисто  клубника.

С:  Если начинающие предприниматели обратятся к вам за помощью, за советом?

НК: С удовольствием! Я с удовольствием поделюсь, я четвертый год уже работаю  – только конкретный опыт, своими руками. У меня образование и большая практика. У меня же есть лаборатория еще! Почему я взял лабораторию. Много дачников, у которых что-то не растет, что-то пожелтело и все такое прочее. И я понял, когда работал на юге, что без лабораторных анализов, хотя бы экспресс-анализов не обойтись. Я вижу, что не хватает азота, например. Я вижу крайчики пожелтели, значит, калия не хватает, какое-то голодание идет. Но это уже постфактум.  Необходимо тестовую диагностику провести, чтобы определить, что не хватает растению. Можно определить, но еще надо дать рекомендации: сколько, чего, на какой фазе развития растения. На определенной фазе развития понадобится то-то и то-то, такие элементы питания. Это законы земледелия, это надо знать. И лаборатория как раз подскажет, что необходимо растению в данный период вегетации. Желание есть помочь дачникам и людям: проверить почву, проверить воду, проверить растения. Посоветовать, что посадить, посеять, как ухаживать. Я сам прошел это с томатами, огурцами. Я вижу, какие подвязки, какие прищипки, какая пикировка. Будем вместе изучать эту тему, тогда не будет рискованное земледелие, будет нормальное земледелие.

С:  Хочу задать вопрос, который давно меня интересует. Сейчас на селе зачастую реализуются предпринимательские проекты, связанные с туризмом, с производством изделий народного промысла. Но очень мало проектов, связанных с традиционным сельским делом,  с выращиванием продуктов питания, будь то овощи или животные. Почему, как вы думаете, многим не приходит в голову заняться производством сельскохозяйственной продукции?

НК: Когда я обратился к начальнику департамента сельского хозяйства, он говорит: «Николай, ну раньше трактористов было в деревне – каждый второй был тракторист. Сейчас не найдешь. Все!». Потому что не хотят, потому что никакой оплаты, а это тяжелая работа.

С:  То есть первая причина – нет кадров?

НК: Пропали кадры. Сначала мы не знали, куда сдать продукцию. По три рубля пятьдесят копеек, помню, картошку продавали. Ведь у всех поля свои были. Потом они поняли: «Куда сдавать? Некуда сдавать!».

С: То есть вторая причина – нет рынка сбыта.

НК:  Нет рынка! Люди выращивать и перестали. Зачем я буду растить – я лучше куплю мешок, два три. Зачем я буду растить? Это ж надо органику вносить, это ж надо трактор, технику. Все надо! Раньше к этому просто привыкли мы. Раньше без этого – как? Если у тебя картошка не растет, то ты вообще какой-то тунеядец и лодырь. Раньше боялись опозориться друг перед другом. Мне говорят: «Был бы дождь да гром - не надо агроном! Я, Николай, уже окучил, а ты до сих пор свою картошку не окучил». Это просто уже в крови у людей было. И когда это вывелось – перестали. Лучше я буду в саду цветочки какие-нибудь садить, чем … И в магазинах все есть. Думают, Запад нас прокормит. А он не прокормит.

С:  Как вы себя ощущаете будучи сельским предпринимателем, фермером? Вы испытываете гордость за то, что вы делаете? Или, может быть, разочарование некоторое испытываете? Какие у вас эмоции?

НК: Здесь вот люди очень хорошо относятся к фермерским продуктам. Они ведь покупают их несмотря на такую приличную цену! Я даже не смотрю на цены, которые в магазинах, говорю: «Ребята, это не то!». И они все прекрасно понимают, что это не те огурцы, не те помидоры, не те перцы, ну не та продукция, которая раньше была.

С: Все-таки гордость, да?

НК:  Да, я чувствую гордость. Потому что люди берут мою продукцию, несмотря на цены – берут. Сейчас очень ценится натуральная продукция, чтобы все элементы питания в балансе. Это все хорошо влияет на жизнь, на организм.

С:  Спасибо большое. Напомню нашим слушателям, что у нас в гостях был Николай Касумович Саидов, фермер и саксофонист из Устьянского района из поселка Октябрьский. Спасибо!

 

 

Доп информация:

«Му́рка» — одна из самых известных дворовых песен.

«Малодорское» пиво – сорт пива, который производит Устьянский Пивзавод Малодоры (ООО «Родник»)

Контактный телефон КФХ Саидов: 8953-269-26-87 или 8921-071-73-79